@AIVAS
Название: Воздайте почести драконам…
Автор: Алгиз
Бета: Lake62
Форма: фандомная аналитика
Пейринг/Персонажи: драконы Перна и их всадники
Категория: джен
Рейтинг: G
Исходники: офарты из справочника «The Dragonlovers Guide to Pern», отрывки из романов Энн Маккефри
Размер: 5684 слова, включая цитаты
Примечание/Предупреждения: нет


Драконы, бесспорно, являются одними из самых популярных существ в мифологии различных стран. Многочисленные легенды о драконах можно встретить у индейцев майя и ацтеков, в мифах Шумера и Вавилона, Персии, Египта, Китая, Японии, Кореи… Этот список можно продолжать бесконечно.

В наше время упоминаний о драконах ничуть не меньше, только теперь из мифов они переместились на страницы книг и кадры кинофильмов. XX и XXI века по праву могут называться Драконьим Ренессансом, ибо именно они возродили общий интерес к этим древним и могучим существам. При этом необходимо отметить тот факт, что книжные драконы значительно отличаются от драконов мифологических: они стали антропоморфными, приобрели человеческие черты характера. Но и сейчас драконы большей частью сопутствуют такому жанру литературы, как фэнтези, то есть неразрывно связаны с мирами меча и магии.

На этом фоне особняком смотрятся драконы из цикла «Всадники Перна», принадлежащего перу Энн Маккефри, которым, собственно, и посвящен настоящий обзор.
Прежде всего, данный цикл ни в коем случае не может быть отнесен к жанру фэнтези, несмотря на средневековый антураж и наличие драконов. Все классификаторы дружно называют его фантастикой, уточняя, что это фантастика «мягкая», гуманитарная.

Предыстория драконов Перна
Люди прибыли на Перн на трех кораблях, спасаясь от бесконечных войн, терзавших высокотехнологичное общество Федерации Разумных Планет. Здесь они основали колонию, ориентированную на сельское хозяйство и стали создавать аграрное общество.
Во время исследований флоры и фауны Перна был обнаружен очень интересный вид, напомнивший людям старые земные легенды о драконах. Первыми колонистами, которые увидели этих существ стали Сорка Ханрахан и Шон Коннел.

…Золотая молния со свистом пронеслась мимо – Сорка в последний момент нырнула под большой валун. Отсюда она могла рассмотреть, кто же на нее напал. На фоне зеленовато-голубого неба, сверкая оранжевыми глазами и широко распахнув почти прозрачные крылья, висело золотое хвостатое диво. Еще миг, и существо исчезло, оглашая воздух пронзительными недовольными воплями…


Дракончик (огненная ящерица) на охоте


Тогда же, в первые месяцы после обнаружения маленьких дракончиков (а их назвали именно так), были проведены биологические исследования. Именно тогда была открыта способность дракончиков к телепортации.

…Зоологи попробовали даже сделать дракончику рентген, но это оказалось не так-то просто. Бэй унесла Графа в рентгеновский кабинет, а Сорка осталась дожидаться в соседней комнате.
«Черт возьми!», «Это еще что?!» – вдруг услышала девочка удивленные возгласы биологов, и в тот же самый миг у нее над головой появился Граф. Тревожно вереща, дракончик приземлился на плече девочки и крепко обвил ее шею своим длинным хвостом…


Почти одновременно с телепатическими способностями проявились и способности дракончиков к эмпатии.

… Дракончики оказались необыкновенно привязаны к тем, кто, как стали называть это колонисты, их Запечатлел. Даже повзрослев и научившись самостоятельно добывать себе пищу, они предпочитали не расставаться со своими двуногими друзьями.
Каждый день биологи узнавали о дракончиках что-нибудь новое. Бэй Харкерон и Пол Ниитро невольно сделали одно удивительное открытие. Когда маленькая золотая королева Бэй отправилась в брачный полет с бронзовым, запечатленным Полом, биологов прямо-таки захлестнула волна сексуального влечения, исходящая от их любимцев. Они обнаружили, что помимо своей воли откликаются на нее. Откликаются чисто по-человечески.


Еще до возникновения угрозы Нитей люди стали проводить эксперименты с кладками запечатленных ими дракончиков. Первым и главным направлением таких экспериментов был метод ментасинхного усиления. В результате его применения связь дракончиков с людьми становилась особенно глубокой, но именно на эмоциональном уровне. Лишь некоторые из людей могли различать отдельные мыслеобразы, которые показывали им дракончики.

Происхождение драконов
Колонисты ожидали мирной и спокойной жизни, однако их надежды не оправдались: оказалось, что планета периодически подвергается своеобразным бомбардировкам из космоса. Источником угрозы стала блуждающая планета, когда-то захваченная притяжением Ракбета, и имеющая особую орбиту, не такую, как у «коренных» планет системы. Проходя мимо Перна, она несла в своем хвосте множество микозоидных спор, которые попадая в атмосферу, превращались в Нити — особую форму жизни, уничтожающую всю органику.

Корабли, на которых люди покинули Федерацию Разумных Планет, были полуразобраны и не имели достаточно топлива, чтобы вернуться обратно, да и сами колонисты, несмотря на нависшую над ними угрозу, не желали покидать планету, которую уже считали своей. И когда они искали способы защитить свой дом от смертельной опасности, то и обратили внимание на своих маленьких друзей.
Уже во время первого падения Нитей дракончики старались тем или иным образом предупредить людей и защитить их.

…За восемь лет обитатели поселка успели привыкнуть к дракончикам, и теперь не обращали на их поведение особого внимания. Те же, кто заметил что-то необычное, решили, что они просто придумали себе новую игру. Потом люди будут вспоминать, что их крылатые друзья пытались загнать пасущихся коров, овец, лошадей обратно в стойла… Но это потом…

Дракончики были способны биохимически расщеплять в своем втором желудке фосфинсодержащие породы и изрыгать получающийся в результате химической реакции газ, то есть дышали огнем. Если прежде на эту их способность люди не обращали особого внимания, то теперь она спасла многим жизнь: дракончики сжигали Нити в воздухе.

Единственным спасением людей была организация грамотной противовоздушной обороны. Но стремительно ветшавшая техника не выдерживала постоянных нагрузок, к тому же запчасти и топливо были не бесконечны. Именно тогда адмирал Пол Бенден и другие представители руководства колонии обратились к Китти Пинг – главному генетику Перна.

– Видите ли… – замялся Пол. Китти не могла не догадываться, почему он попросил об этой встрече. – По правде говоря, мы очень плохо вооружены. Мы оказались не готовы к отражению бесконечных Падений. Через пять лет наши ресурсы подойдут к концу. У нас нет ни материалов, ни развитой технологической базы, чтобы изготовить новые скутера. Как, впрочем, и новые батареи, взамен вышедших из строя. Попытка Кенджо уничтожить Нити в космосе увенчалась лишь частичным успехом. И, как бы то ни было, горючего для «Марипозы» хватит еще максимум на пару полетов. Как вы знаете, наши корабли не располагают вооружением. Даже если бы нам и удалось построить защитные лазерные системы, у нас не хватит топлива переместить хотя бы один корабль на необходимую для эффективного отражения Падений орбиту. И однако, лучший способ уничтожить Нити – именно в воздухе.
<…>
– Если бы только дракончики были немного побольше, – быстро сказала Бэй. – Если бы они были достаточно умны, чтобы выполнять приказы… Вот тогда они бы нам здорово помогли. Я использовала ментасинх для усиления их латентных способностей к эмпатии. Но это не так уж сложно. А вот вырастить действительно больших дракончиков… драконов… умных, сильных, послушных – мне с такой задачей не справиться.
– Да, – кивнула Китти Пинг, – для того, чтобы сражаться с Нитями, действительно потребуется сила, большой рост и острый ум. – Спрятав руки в широких рукавах своей расшитой роскошными узорами туники, она надолго задумалась, и Бенден начал уже опасаться, что престарелый генетик уснула.
– А еще, – вдруг добавила она, – преданность – качество, которое сравнительно просто развить в одних видах, и совершенно невозможно в других. К счастью, дракончики уже обладают большинством свойств, которые вам так необходимы. – Она улыбнулась, грустно и немного виновато. – Остается только их усилить и развить. Я ведь была только учеником, хотя и довольно прилежным, в Великом Зале Белтраи народов Эридани. Меня учили, что произойдет, если я сделаю то или это. Что случится, если я увеличу или уменьшу, или изменю ту или иную последовательность генов. Большей частью то, чему меня учили, получалось. Но увы! – Она предостерегающе подняла руку. – Порой, по неизвестным мне причинам, модификация не срабатывала, и организм погибал. Эридани учили нас, «как», но ни слова не говорили, «почему». Пол Бенден тяжело вздохнул. Значит, и тут ничего не выйдет…
– Но я попытаюсь, – сказала Китти Пинг. – Я уже почти завершила свой жизненный путь, но надо подумать и о других…


Так было принято решение о создании драконов. Таким образом, драконы Перна стали результатом генной инженерии, одним из последних достижений, которые дал колонистам высокотехнологичный мир Федерации.
Последние дни, часы и даже минуты своей жизни Китти Пинг отдала работе над генетической модификацией клеток драконов.

Позже, когда медики унесли тело Китти, а друзья увели плачущую Цветок Ветра, Бэй склонилась над консолью микробиокамеры. Подумав, она запросила компьютер, закончена ли проводимая им программа или нет.
«ПРОГРАММА ЗАВЕРШЕНА» – вспыхнул на экране ответ.
Бэй запросила информацию о ее содержании. По экрану поплыли сложные уравнения. Вслед за ними – результаты головоломных многопараметрических расчетов. А потом:
«ВЫНЬТЕ ОБЪЕКТ! ОПАСНОСТЬ РАЗЛОЖЕНИЯ ОБЪЕКТА, ЕСЛИ ОН НЕ БУДЕТ ВЫНУТ НЕМЕДЛЕННО!»
Бэй в удивлении огляделась. И только тут до нее дошло, чем занималась Китти Пинг перед смертью: она снова манипулировала генами – сложнейший процесс, в котором и Бэй, и Цветок Ветра, несмотря на объяснения Китти, почти ничего не понимали. Значит, там, в камере находился новый образец. Последнее творение единственного на Перне квалифицированного генного инженера! Бэй почувствовала, что у нее дрожат руки. Нет! Сейчас не время для эмоций. Нельзя потерять то, чему Китти отдала последние мгновения своей жизни!
Едва дыша от волнения, она открыла микроцилиндр и вынула крошечный, залитый специальным гелем образец. Как и положено, Бэй осторожно перенесла его в подготовленную Китти питательную среду. Вот она, измененная клетка драконьего яйца! Даже этикетка приготовлена заранее: «Опыт 2684/16/М: ядро 22а, ментасинх, Поколение В2, борон/силикон, система 4, размер 2Н; 16.204.8».
На негнущихся ногах Бэй перенесла последний подарок самоотверженной женщины-ученого в камеру родов, к еще сорока одному образцу – надежде Перна…


Из первой, искусственно выведенной кладки, вылупилось восемнадцать драконов, среди которых были только золотые, бронзовые и коричневые. Это было связано с тем, что Китти Пинг запрограммировала первое поколение на самых крупных самцов и доминантных самок. Соответственно, драконы других цветов должны были появиться на свет уже естественным образом – из кладок золотых королев.

Именно эти первые драконы стали прародителями всего драконьего рода, а вместе с запечатлевшими их людьми составили противовоздушную оборону Перна. Разумеется, это произошло не сразу: сначала юным драконам дали вырасти, к тому же людям предстояло создать то, что было в порядке вещей для последующих поколений всадников – летное обмундирование, упряжь, и, самое главное – умение мысленно сообщать своему дракону, куда следует перемещаться.

Научившись всем этим премудростям, молодые люди, прибывшие на Перн совсем еще детьми, положили начало новой социальной группе и дали ей название. Уже после первого боя с Нитями Шон Коннел встретился с Полом Бенденом, который весьма эмоционально вспоминал об этом событии.

И затем какой-то юный нахал имел отвагу отсалютовать и сказать: «Адмирал Бенден, позвольте мне представить вам крылатых всадников Перна!»

Классификация драконов
Поскольку драконы созданы на основе ДНК файров, то их цвета полностью совпадают. Основными цветами пернских драконов являются золотой, бронзовый, коричневый, голубой и зеленый.

Золотые драконы – это всегда самки, ответственные за воспроизводство потомства. Их цвет может меняться в гамме желтого цвета, слегка отливая оранжевым или зеленым, от бледного до темного золота, но не темней, чем глубокое полированное золото. Они принимают участие в боях против Нитей, но пламя выдыхать не умеют, поэтому их всадницы сражаются с помощью огнеметов. Объяснение этому факту искали первые всадники, а все последующие поколения принимали его как данность.

– Я вот что подумала… – нахмурившись, проговорила Сорка. – Китти Пинг вполне могла заложить в программу дискриминацию полов.
– Что-что? – не поняла Терри.
– Ну, что-нибудь вроде… золотые королевы откладывают яйца и сидят дома, а остальные драконы сражаются, – в голосе Сорки звучало искреннее отвращение к перспективе подобной жизни.


Во время сражения золотые парят ниже других крыльев, а их всадницы из огнеметов уничтожают Нити, пропущенные драконами сражающимися выше них. Старшая из золотых королев является главой всех драконов Вейра, и ни один из драконов не смеет ее ослушаться.

Бронзовые драконы – самые крупные, сильные и выносливые самцы. Именно поэтому они способны бороться с Нитями на самых верхних горизонтах и оставаться в строю в течение всего Падения. Их цвет может меняться от полированной бронзы до почти черного. Только бронзовые поднимаются в брачный полет с королевами (и это связано как раз с их выносливостью, остальные драконы не способны догнать королеву в ее долгом брачном полете). Впрочем, за неимением золотых бронзовые могут подняться и с зелеными самками. Всадник, дракон которого догоняет королеву, становится Предводителем Вейра, он ведет в бой Крылья.

Коричневые драконы – тоже самцы. По размерам они лишь немногим уступают свои бронзовым собратьям, они почти так же быстры и выносливы. Цвет такого дракона может меняться от светло-кремового до темного шоколада. Обычно коричневые поднимаются в брачный полет с зелеными самками, однако хорошо известен факт, что Ф’нор собирался отправить своего Канта в брачный полет за золотой королевой своей подруги Брекки.

«Я так же велик, как самые большие бронзовые, – заявил Кант с нерушимым спокойствием. Странная интонация промелькнула в его ментальном сигнале – словно дракон слегка удивился, что должен напоминать своему всаднику такой очевидный факт. – Я силен, достаточно силен, чтобы обогнать любого из здешних бронзовых».
Восклицание Ф'нора заставило Брекки повернуть голову.
– Верно! Почему бы Канту не полететь за Вирент! Во имя Золотого Яйца он может обойти любого бронзового! Даже Орта, если как следует постарается!
– Кант полетит за Вирент?
– Конечно.
– Но коричневые не летают с королевами. Только бронзовые могут…
Ф'нор крепко обнял Брекки, пытаясь передать девушке охватившее его ликование, облегчение и пьянящую радость, которую не мог выразить словами.
– Только по одной причине коричневые не летают с королевами – они меньше. Им не хватает выносливости для брачного полета с золотой самкой. Но Кант велик. Он самый большой, самый сильный, самый быстрый коричневый на Перне. Понимаешь, Брекки?


Голубые драконы – самые маленькие из всех самцов. Они быстры и проворны, что дает им возможность заполнять пустоты в строю крупных драконов, и не допускать падения Нитей на землю. Вместе с тем голубые драконы не очень выносливы, а потому участвуют лишь в половине Падения, но могут возвращаться в бой, немного отдохнув. Цвет такого дракона может меняться от бледно-небесного до темной морской волны. Важное качество, которое ценят в голубых драконах – это чувствительность в поисках претендентов на Запечатление.

Зеленые драконы – самки. Они сражаются с Нитями и жуют огненный камень, который делает их бесплодными, однако зеленые очень любвеобильны и часто поднимаются в брачный полет. В этом есть главный плюс – они удовлетворяют сексуальный аппетит самцов драконов, которые не имеют шансов в брачном полете королевы. Зеленые – самые маленькие из всех драконов, но они ловки и любят рисковать. Во время Запечатления зеленая может выбрать в качестве всадника, как женщину, так и мужчину. Цвет такого дракона может меняться от бледного сливочно-зеленого до цвета лесной хвои.


Сравнительные размеры основных типов драконов.


Белый дракон – единственный и неповторимый Рут. По размерам он меньше зеленых самок, но при этом очень ловок (способен развернуться на кончике крыла) и умен. Он всегда знает, в какой точке пространства и времени находится и может общаться с файрами. Впрочем, многие всадники, в том числе и запечатлевший Рута Джексом, находили в его цвете множество оттенков.

Н'тон сложил руки на груди, на пятнистой от брызг кожаной куртке. Снова нахмурился и сказал:
– А ты знаешь. Рут на самом деле не белый.
– Как так?.. – Джексом недоверчиво вгляделся в своего дракона.
– Присмотрись, – посоветовал Н'тон. – Его шкура отливает то коричневым, то золотым, а вон тот бок – зеленым и синим.
– Ты прав! – Джексом даже моргнул, с изумлением узнав о своем друге нечто совершенно новое. – Наверное, цвета сделались заметнее оттого, что он такой чистый, а солнце сегодня такое яркое!
Нет, право, что за наслаждение – обсуждать любимую тему со столь понимающим собеседником!
– Он совсем не бесцветен, – продолжал Н'тон. – Скорее наоборот: он сочетает в себе все драконьи оттенки.


Внешний вид драконов
Драконы, как и файры, имеют шесть конечностей: передние лапы, перепончатые крылья и мощные задние ноги. Передние лапы заканчиваются пальцеобразными когтями, не проводящими тепло. Мощные кривые задние лапы приспособлены для первого толчка при взлете.

Костная система дракона

Скелет драконов основан не на кальции и железе, как у землян, а на соединениях кремния и бора, что делает кости более прочными, способными выдерживать значительную мышечную массу. С учетом большого веса и силы драконов, их мышцы очень хорошо развиты. Наиболее мощными являются мышцы, которые приводят в действие крылья и задние лапы.

Мышечная система дракона

Крылья драконов прикреплены к задней части прочного позвоночника и к стороне грудной клетки.

Крыло дракона

Драконы обладают длинной спиной, позвоночник расположен почти на поверхности, что очень хорошо видно на представленном рисунке.
Голова драконов Перна клиновидной формы, со своеобразным носовым «клювом».

Глаз взрослого бронзового дракона по размерам приближается к голове человека. Глаза драконов имеют фасеточное строение, как и у насекомых. В темноте они сверкают и переливаются радугой цветов. Каждая ячейка может принимать множество оттенков.

Глаз защищают два века, первое – прозрачное, поддерживающая влажность глаза и второе веко, защищающее и глаз и первое веко. Драконы обожают, когда им чешут надбровья и подчеркивают получаемое удовольствие, поднимая первое веко, даже если доверяют другой персоне.

Фасеточный глаз дракона


Цвет глаз, его изменение и мерцание – показатели настроения дракона. Так, красный цвет означает раздражение или гнев, оранжевый – голод, голубой и зеленый – радость и удовлетворение. Единый цвет является знаком постоянного настроения. Скорость смены нескольких цветов указывает интенсивность чувства.

Кожа драконов, в отличие от рептилий, не покрыта чешуей, а скорее напоминает замшу своей структурой и мягкостью. Она очень чувствительна и требует постоянного ухода.

В первое время после рождения дракон очень быстро растет. Кожа молодого дракона в этот период подвергается постоянному напряжению. Всадники следят, чтобы она не трескалась, для чего втирают в кожу драконов специальное масло, от чего звери получают большое удовольствие.

В зависимости от здоровья дракона изменяется оттенок его шкуры. Чем здоровее дракон, тем более яркая и блестящая у него кожа. И наоборот, если дракон болен (или расстроен) его кожа будет сероватой и тусклой – редкое явление, которое требует все внимание его всадника.

Драконы – теплокровные существа, температура их крови около 35° С, сама кровь имеет темно-зеленый цвет, так как в ее основе лежит не железо, а медь.
Питается дракон не так уж часто: один раз в четыре – пять дней, и может съесть разом двух – трех животных, в зависимости от цвета и, соответственно, размера дракона. Сытых драконов избегают посылать в Промежуток – оказавшись с полным брюхом горячей еды в холоде Промежутка, дракон мог всерьез заболеть.

Из поколения в поколение драконы неуклонно увеличивались в размерах. Первоначально скачки роста были весьма заметны, но, в конечном счете, они снизились и стали менее значимыми. Самый большой дракон – Рамота, золотая королева, которая достигла 45 метров.

– У первопоселенцев не было драконов, равных вашим по величине и уму. Эти животные значительно превзошли первоначально заложенные генетические характеристики. Вот, посудите сами… – на мониторе возникло изображение двух драконов. – Бронзовый – это Каренат, его всадником был Шон О'Коннел, самка – Фаранта Сорки Ханрахан. – На экране появились еще два дракона. – А это – Рамота и Мнемент… Масштаб выдержан точно.
– Да ведь их бронзовый не больше Рута! – воскликнул Т'бор, покосившись на Предводителя Бендена.


Итак, драконы проделали огромный путь: от бронзовых размером с малыша Рута, до мощных существ, способных сравниться своими размерами с самолетом.

Пассажирский самолет и Рамота, вид сверху.


Особенности размножения драконов
Как уже говорилось, золотые драконы являются единственными самками драконов, способными к продолжению рода. Когда королева готова подняться в брачный полет, цвет ее шкуры напоминает расплавленное золото.

В период Прохождений, когда высока потребность в драконах, королева поднимется в брачный полет два или три раза в год, во время Интервалов это случается реже. Перед брачным полетом королева выпивает кровь нескольких зверей (но она не должна есть их мясо, иначе станет слишком тяжелой) и взмывает в небо. Все присутствующие бронзовые устремляются в преследование, в то время как их всадники окружают всадницу королевы. Чем продолжительнее и высок полет, тем лучше будет потомство, и тем больше яиц будет в кладке. Как только сильнейший из бронзовых догоняет королеву, мысли всадников и драконов сливаются и они принимают участие в союзе драконов.


Брачный полет


Примерно через три месяца королева откладывает от 20 до 60 яиц, среди которых может оказаться королевское яйцо.

Яйца драконов пятнистые, а королевское яйцо выделяется своими размерами и золотистым цветом. Скорлупа только что отложенных яиц мягкая, от тепла быстро твердеет. Пока дракончики не вылупятся, королева наблюдает за яйцами. В песке яйца зреют около пяти недель, после чего происходит Рождение.

Дракон, вылупляющийся из яйца.


Все пространство кратера было переполнено возбужденными драконами, встающими на крыло, летающими тут и там, чуть не сталкиваясь друг с другом. А наставник молодых всадников Вейра вводил толпу кандидатов. Толпа счастливчиков вместе с родителями и друзьями торопились по горячему песку к амфитеатру, чтобы занять свои места. Того гляди начнутся драки за лучшие места, чтобы увидеть Рождение.
<…>
Все это время гудение драконов становилось все мощнее и громче — голоса Меранаты и остальных драконов слились в единый хор, который Шеледон и другие музыканты давно пытались повторить, но безуспешно. Горло Меранаты разбухло, она все пела и пела, даже вроде бы не переводя дыхания. Вскоре завибрировали ее грудь и живот, и звук стал объемнее. К'вин ощутил в себе знакомый ответ: вихрь чувств, радость, распирающую грудь, гордость, надежду, страх, желание — и, как ни странно, голод, и — печаль, от которой он порой плакал. Зулайя всегда плакала при Рождении — по крайней мере пока не начиналось Запечатление. А потом она ликовала вместе со своей королевой, даже больше, пока та покровительственно взирала на Запечатление своего выводка.


Способности драконов

Подобно своим крошечным предкам – файрам, драконы обладают способностями, позволяющими им выполнять возложенную на них роль.

1. Выдыхание пламени
Сами по себе драконы не огнедышащие. Выдыхать пламя им позволяет содержащий фосфин огненный камень, который они разжевывают и проглатывают. В отличие от еды, огненный камень попадает во второй желудок, приспособленный для преобразования огненного камня в газ, воспламеняющийся при контакте с воздухом.

Для того чтобы поддерживать пламя в течение всего Падения, всадники берут с собой мешки с огненным камнем, который и скармливают своим драконам. После завершения сражения драконы должны срыгнуть оставшуюся золу из второго желудка, иначе это может грозить им серьезной изжогой.

Джексом обедал, когда его сознания коснулся отчаянный призыв дракона.
– Рут меня зовет, – объяснил он, выбегая из-за стола.
«В животе жжет... » – явно очень страдая, пожаловался дракон.
«Ох, скорлупа! Это камни, – мчась безлюдными коридорами, мысленно ответил ему Джексом. – Скорее наружу! Лети на сторожевые высоты, туда, где Вилт всегда выбрасывает золу…»
Рут вовсе не был уверен, что сумеет взлететь.
«Чепуха! Ты же сам говорил, что всегда можешь летать!» – Еще не хватало, чтобы Рут опорожнил свой второй желудок прямо в вейре. Чего доброго, Лайтол решит выяснить, какая беда стряслась с белым драконом и почему это Джексом выскочил так поспешно из-за обеденного стола, «Я не могу сдвинуться с места, – простонал Рут. – Мне плохо…»
– Все в порядке, ты просто должен отрыгнуть золу огненного камня, – вбегая в вейр, сказал ему Джексом. – Драконы всегда отрыгивают ее: она не идет дальше в кишечник…


2. Телепатия
Эта способность у драконов многократно усилена по сравнению с тем качеством, которым обладают файры (по отношению к последним правильнее использовать термин «эмпатия»).

Всадники и драконы связаны сильнейшей телепатической связью. Она устанавливается при рождении маленького дракона (этот процесс называется Запечатление) и длится на протяжении всей жизни. Во время Запечатления всадники испытывают особые, ни на что непохожие чувства.

Сорка повернулась, и внезапно она тоже ощутила неописуемое ощущение слияния двух разумов, непередаваемую радость встречи со свой второй половиной, со своей сестрой на всю жизнь.

При этом выбор всегда делает только что вылупившийся дракон. Он же сообщает всаднику свое имя. Если же дракон не находит себе партнера среди тех, кто является кандидатом на Запечатление, то он ищет его среди зрителей. В первые годы бывало так, что маленькие драконы не могли найти себе пару и погибали, уходя в Промежуток прямо с площадки Рождений. Именно тогда и возникла традиция приглашать как можно больше кандидатов, чтобы малыши имели возможность выбора.

Всадники и драконы настолько тесно связаны друг с другом, что если погибает всадник, его дракон уходит в Промежуток и остается там навечно.

…В мире не существовало большей чести для человека, чем доверие и дружба этих крылатых чудовищ. И преданность, которую дракон дарил избраннику, единственному среди всех людей, была непоколебимой и полной с момента Запечатления.

Если же погибает дракон, то его всадник может выжить, ведь у людей, в отличие от драконов, есть опыт существования без этой связи. Но, даже выжив, человек всю оставшуюся жизнь будет испытывать неизмеримую тоску по утраченному. Самыми известными всадниками, которые не просто сохранили разум, но и нашли в себе силы вести активную жизнь, являются Лайтол и Брекки.

3. Телепортация
Способность к телепортации унаследована от файров. Благодаря ей драконы могут практически мгновенно перемещаться из одной точки пространства в другую. Перемещение из одной части Перна в другую не мгновенно. Чтобы добраться до самой отдаленной точки на Перне, нужно не больше восьми секунд, из них три секунды требуется драконам, чтобы усвоить ориентиры. Это время — восемь секунд — было вычислено еще колонистами в отношении файров.

– Восемь секунд! Восемь секунд! – в восторге скакал по берегу Пол.
– Всего восемь секунд – с Южного континента на Северный!
– Странно как-то, – удивилась Бэй. – Пятьдесят километров – восемь секунд, и три тысячи – те же самые восемь секунд.


Процесс перемещения осуществляется через Промежуток — пространство с особыми характеристиками, где царят холод и тьма. Из-за крайней враждебности этого пространства для людей, необходимо очень точно знать, в какую точку физической реальности ты собираешься попасть. Всадник, надолго застрявший в Промежутке, скорее всего не вернется домой и погибнет. Именно так случилось с Моритой и Холтой: всадница была слишком измучена постоянными перелетами, не смогла сосредоточиться и как следует представить место назначения.

– Как это случилось?
«Они слишком сильно устали и ушли в Промежуток… в никуда», – ответил общий голос всех драконов Вейра.


Драконы могут перемещаться Промежутком не только в пространстве, но и во времени. Точно неизвестно, когда всадники обнаружили эту драконью способность, но в Шестое Прохождение, то есть во времена Мориты, этим широко пользовались: К'лон, всадник голубого Рогета, пользовался межвременным Промежутком, чтобы встречаться со своим приятелем А'мурри, тем же способом всадники осуществляли развозку вакцины в охваченные эпидемией холды.

– Поверь нам, К'лон, – сказала Морита, – мы искренне признательны тебе за твою отвагу и ту неоценимую помощь, которую ты оказал лекарям. Но путешествовать сквозь время – дело весьма опасное.
– Ни о чем подобном наш Наставник даже и не заикался, – нетвердым голосом пробормотал К'лон.
– Знание о полетах во времени предается только бронзовым и королевам. Ты, судя по всему, узнал о такой возможности чисто случайно.
– Так оно и было, – кивнул К'лон. – Я опаздывал. Я знал, что А'мурри будет волноваться. Я думал о нем, о том, как он ждет меня. Я не мог прилететь вовремя, и в следующий миг – прилетел!


Итак, о способности драконов путешествовать во времени, в Шестое Прохождение знали бронзовые всадники и всадницы королев, а также Главный мастер цеха Целителей. Но после трагической гибели Мориты (а путешествия во времени особенно изматывают всадников), эту потенциально опасную информацию постарались «потерять».

Незадолго до начала Девятого Прохождения способность драконов перемещаться во времени заново открыла Лесса.

Лесса не смотрела на него – ее беспокойный взгляд рассеянно блуждал по комнате. Она несколько раз моргнула, словно пытаясь стереть проплывающие перед глазами видения, и, наконец, немного успокоившись, тихо прошептала:
– Я действительно была в Руате. Только… я была в прошлом Руата.
– В прошлом Руата? – удивленно повторил Ф'лар – гнев и раздражение моментально покинули его.
«Да, это несомненно», – подтвердил Мнемент, посылая своему всаднику несколько картин, заимствованных из памяти Рамоты. Потрясенный этими мысленными образами, Ф'лар медленно опустился на край постели.
– Ты была в Промежутке… между временами?
Лесса медленно кивнула. Ужас в ее глазах начал таять.
– Интересно… – только и смог пробормотать Ф'лар.
Мысли у него в голове прыгали и мчались, словно струи горного потока в тесном ущелье. В предстоящей борьбе за выживание открытие Лессы вполне могло склонить чашу весов в пользу Вейра. Ф'лар еще не представлял, как использовать такую замечательную возможность, но был уверен, что всадники смогут извлечь из нее пользу.


Лесса сполна воспользовалась этой новооткрытой способностью драконов, чтобы отправиться на четыреста Оборотов в Прошлое и привести в свое время пять Вейров, которые долгое время считались исчезнувшими.

4. Телекинез
Данная способность оказалась в тени остальных, тем более, что была не востребована ни самими драконами, ни всадниками.

Один из опытов с файрами и драконами, который не увенчался успехом, состоял в том, что они пытались перемещать предметы из одного места в другое. Айвас называл это телекинезом. Но данный феномен, как терпеливо он не растолковывал задачу, только смущал драконов – так же, как и огненных ящериц. Они могли слетать через Промежуток, чтобы взять нужный предмет, но перенести вещь, не прикасаясь к ней – нет, это определенно ставило их в тупик. Айвас терпеливо объяснял: если драконы и файры способны сами перемещаться методом телекинеза, то им под силу и перемещение предметов на расстояние. Но тщетно. Звери не понимали его.

То, что было не под силу объяснить, оказалось вполне возможным: зеленая Заранта научилась перемещать мешающих спать ей жуков-вонючек, и туннельных змей, которые могли угрожать Тай, ее всаднице.

Ф'лессан приподнялся и сел, оглядываясь по сторонам.
– Попроси ее сдвинуть вот эту скамейку. – Он указал на стоявшую у стены скамью. – Пусть переместит ее вот сюда. – Он похлопал по полу рядом со своим матрасом.
– Скамейка тебе не угрожает, она не залезет ни тебе в постель, ни в твой нос.
– Значит, для того, чтобы она что-то переместила, это должно причинять вред? – спросил Ф'лессан, слегка озадаченный тем, что Заранта отказывается его понимать.
– Нет, оно просто должно причинять неудобства или угрожать. Скамья ей не угрожает.
Ф'лессан быстро взял с подноса, на котором они принесли сюда еду, тяжелую миску и прицелился ею в Заранту, раскинувшуюся на верхней террасе рядом с Голантом.
– Что... – только и успела вымолвить Тай, прежде чем миска исчезла и снова появилась на подносе.
Тай резко повернулась к своему любовнику, стиснув кулаки: ее глаза метали молнии, а лицо выражало такую ярость, какой он никогда прежде у нее не видел.
– Не смей швыряться в моего дракона!..
– Согласен, с моей стороны это было похоже на угрозу, но ты посмотри, как она на это отреагировала.


Заранта не только сама овладела этой способностью, но и научила других драконов применять ее: во время нападения диких кошек драконы не просто сражались с ними, но и также отбрасывали их и разрывали на части, применяя телекинез.

– Не знаю, могу ли я это объяснить, – призналась Лесса, – а ведь она – мой дракон. Я подключилась к ее разуму в тот самый момент, когда поняла, что она откликнулась на призыв Голанта. Я видела то же, что и она: все это великое множество проклятых тварей, набросившихся на него и зеленую. Зеленая каким-то образом поднимала и отшвыривала их. Это было... движение, которое и сымитировала Рамота. И другие драконы тоже. Они хватали кошек и швыряли их прочь.

В перспективе всадники намеревались развивать именно эту способность драконов, которая могла быть использована в качестве противометеоритной защиты уже после того, как завершится Прохождение и не будет необходимости сражаться с Нитями.

5. Пребывание в космосе
Помимо уже названных способностей, оказалось, что драконы (и файры) могут без всякого вреда для себя поддерживать неизменный уровень кислорода в крови на протяжении почти десяти минут. При необходимости это время можно увеличить и до пятнадцати минут, но по их истечении драконам требуется несколько часов, чтобы оправиться от последствий кислородного голодания. Таким образом, драконы смогли перемещаться и в космосе. Первыми, кто на практике испытал это, были Джексом и Рут.

Джексом уже привык к мимолетным прыжкам через Промежуток, но этот оказался, пожалуй, самым коротким. Только что они были в рубке – и уже в следующий миг их окружала непроглядная тьма. Между двумя ударами сердца Джексом почувствовал леденящий душу страх. Но вот Рут повернул к нему голову, и он сразу успокоился. В отличие от Промежутка, где нет никаких ощущений, он осязал теплую шею дракона и видел его мерцающие глаза.
«Я держусь крепко, – как всегда спокойно произнес Рут. – Здесь металл такой холодный, что даже обжигает».
Скосив глаза, Джексом увидел, что дракон обхватил когтями металлические стержни. Вот он осторожно приподнял передние лапы – одну за другой – и, уцепившись за верхний пояс решетчатой конструкции, устроился поудобнее.
«Приходится не дышать, но это мне ничуть не мешает», – с интересом оглядываясь по сторонам, продолжал Рут.


6. Подъем тяжестей
Разумеется, сильные и мощные драконы с самого начала использовались и как подъемная сила для перевозки людей и грузов. Однако опытным путем было выяснено, что драконы могут поднять такой груз, какой они считают возможным, независимо от того, сколько он весит в действительности. Этой драконьей способностью сполна воспользовался Айвас, когда организовывал всадников для устранения Алой Звезды.

– А эти двигатели тяжелые? – спросил Ф'лар.
– Их вес – единственное наше слабое место. Тем не менее вы неоднократно утверждали, что дракон может нести такой груз, который считает для себя посильным.
– Верно, но до них пор никто не заставлял их переносить двигатели! – ответил Ф'лар, которого поражали размеры двигательных установок. Джексом фыркнул, чем вызвал недовольные взгляды окружающих.
– Так вот зачем бронзовые тренировались в невесомости – чтобы привыкнуть к тому, что в космосе все весит гораздо легче! Так, Айвас?
– Так.
– И если мы не скажем им, сколько весят эти огромные штуковины…
– Но, Джексом… – начал Ф'лар.
– Нет, это ты послушай, Ф'лар! Айвас использует тонкий психологический расчет, и я думаю, что он оправдается. Особенно, если мы сами будем в этом уверены. Правильно? – Он испытующе посмотрел на Предводителя.
– А ведь Джексом дело говорит, – заметил Лайтол, и сидящий рядом с ним Д'рам согласно кивнул. – Если все драконы вместе постараются… думаю, это выполнимо – если поровну распределить нагрузку между драконами и каждый из них будет уверен в успехе. Конструкция вполне подходит для этой цели. Каждый дракон сумеет поддерживать груз.


С самого своего появления драконы Перна играли одну из главных ролей в обществе, не только защищая людей от Нитей, но и во многом определяя социальную структуру перинитов. Драконьи всадники образуют особую социальную группу, принадлежность к которой определялась не только и не столько фактом рождения в этой группе (хотя у тех, кто родился в Вейре, безусловно, было некоторое преимущество), сколько наличием телепатических способностей, позволявших осуществить Запечатление дракона.

Точно так же и мы, читатели прошли это Запечатление, прочитав Пернский цикл с его неповторимыми драконами, созданными талантом и фантазией Энн Маккефри.

@темы: люди, драконы, базы данных, Перн