@AIVAS

Название: Уголовное право Перна
Автор: Алгиз
Бета: Lake62
Форма: фандомная аналитика
Пейринг/Персонажи: много
Категория: джен
Рейтинг: R
Исходники: отрывки из романов Энн Маккефри, иллюстрации и другие материалы, находящиеся в свободном доступе в сети
Размер: 3974 слова, включая цитаты
Примечание/Предупреждения: описание преступлений и наказаний, параллели между Землей и Перном


Возникновение права на Перне
Возникновение права на Перне неразрывно связано с колонизацией, поэтому первым источником права здесь является Хартия колонистов. Известно, что данный документ был утвержден в Верховном Совете Федерации Разумных Планет (далее — ФРП). Без этого утверждения сам процесс отправки колонистов на Перн не смог бы осуществиться.

Имена авторов данного документа, неизвестны, можно лишь делать предположения. К примеру, одним из возможных составителей Хартии мог быть Кэбот Фрэнсис Картер. Мы точно не знаем, какую должность он занимал в ФРП, однако эта должность была довольно значима, потому что она позволила ему повлиять на процесс рассмотрения Верховным Советом данного документа.

Эмили как-то заметила Полу, что никогда не рассчитывала заполучить в число членов экспедиции самого Кэбота Картера. Впрочем, если бы не он, еще неизвестно, полетели бы они вообще на Перн или нет: лишь его усилиями удалось оформить и утвердить в Верховном Совете ФРП хартию новой колонии.

Все совершеннолетние колонисты, отправлявшиеся на Перн как в качестве основателей, так и контракторов, подписали эту Хартию, тем самым гарантировав ее исполнение.

— Не забывайте, — сказал он. — Металлы — да. Бензин — нет. Вы же знаете это не хуже меня. Чтобы основать жизнеспособную колонию, мы должны научиться низкотехнологичным методам обработки земли. Вот тут-то и сказывается умение…
— Знаете, — мрачно заявила Свенда, — с этим согласны далеко не все.
— Мы подписали хартию колонии, — быстро оглянувшись вокруг, сказала Валли. — Негоже нарушать данное слово...


Содержание Хартии
Полностью текст Хартии неизвестен. Упоминания о содержании ранних статей во множестве содержатся в «Заре драконов».

Так, в соответствии с Хартией, основатели имели право первыми выбирать себе землю, и только потом могли делать свой выбор колонисты-контракторы. При этом и те, и другие могли делать на своей земле все, что угодно, не забывая об общем низкотехнологичном направлении развития ремесел и земледелия.

Логичным продолжением предыдущих пунктов было то, что Хартия гарантировала свободу передвижения и свободу действия для автономных поселений, однако после возникновения угрозы Нитей последний пункт пришлось отменить.

Хартия также регулировала некоторые вопросы семейного права. В частности она позволяла заключать брак на любой срок, главное — обеспечить женщину во время беременности и ребенка в первые годы его жизни. Условия брачного контракта могли быть любыми, но после того, как под ним появлялись подписи жениха и невесты, он приобретал силу закона. За нарушения контракта, заверенного в присутствии требуемого количества свидетелей, предусматривались суровые наказания — вплоть до конфискации всей земли.

Сфере административного и уголовного права уделялось несколько меньшее внимание, что, впрочем, оправдано предоставленной колонистам автономией. Тем не менее, в Хартии предусматривалась возможность наказания за действия, направленные против «общего блага», запрещались телесные наказания и утверждался принцип презумпции невиновности.

Вместе с тем стоит отметить и тот факт, что в Хартии имелись пункты, описывающие необходимые процедуры на случай «чрезвычайного положения», что и сыграло свою роль после того, как начались падения Нитей.

Судебная система времен колонизации была довольно простой: для решения спорных вопросов из области гражданского права была создана арбитражная комиссия.

В нее избрали трех бывших судей, двух бывших губернаторов и еще четырех человек, никак не связанных с судопроизводством. Полномочия эта комиссия получила на два года. В ее задачи входил разбор споров и вынесение окончательных решений по всем вопросам, связанным с распределением земельных участков. Среди колонистов было шесть адвокатов, но все надеялись, что нужда в них окажется минимальной.

Наказания за мелкие проступки определялись без суда, решением руководства колонии.

Эмили и Пол частенько спорили о необходимости законодательно установленного наказания. Пол Бенден утверждал, что «наказание должно быть под стать преступлению» — наглядный урок нарушителям «мира и покоя». Он наказывал провинившихся прямо на месте. И не откладывая дела в долгий ящик, заставлял их выполнять самую грязную и неприятную работу, необходимую для жизни колонии..

В целом, первоначальное развитие права Перна можно сравнивать с земными аналогиями: правом колоний, и их поселенцев, осваивающих Америку, Австралию, Новую Зеландию и другие территории. Но если на Земле колонии находились в пределах доступа руководства метрополий (пусть и довольно удаленного), а потому развивались синхронно с материнской правовой системой, то на Перне, изолированном от ФРП, ситуация оказалась прямо противоположной. Общество, а вместе с ним и право Перна регрессировали почти к средневековым нормам, что можно проследить на примере уголовного права и процесса.

Общие положения уголовного права Перна
На Перне нет единого нормативного акта, который бы регулировал данную сферу, так что при осуществлении правосудия периниты руководствуются несколько приспособленной к изменившимся обстоятельствам Хартией, а также нормами обычного права. При этом последние играют наиболее значимую роль во время Восьмого (Долгого) Интервала и Девятого Прохождения.

Личность каждого перинита защищена законом, неважно, будет ли то представитель привилегированного слоя (например, всадник) или рядовой холдер. Каждый из них является и объектом, и субъектом преступления. Под преступлением на Перне понимают в первую очередь нанесение ущерба конкретному человеку, его личности или имуществу.

— Не мог — но считался с ними не более чем со статусом Ф'лона, — сказал Робинтон, обводя взглядом лица столпившихся вокруг людей. <…> Закон недвусмысленно гласил, что любой человек, преднамеренно убивший всадника, должен быть отправлен на один из островов Восточного моря.

В данном случае речь идет об убийстве Предводителя единственного Вейра, остававшегося на Перне к концу Восьмого Интервала.

Суд удалился на получасовое совещание и единодушно вынес вердикт: виновны. Преступников приговорили к высылке на Южные Острова с семидневным запасом еды — обычное наказание для убийц. Доставят их туда на драконах.

Во втором же случае таким же образом наказывают за преступления, совершенные против простых людей, бежавших от бесчинств лорда Чокина перед началом Второго Прохождения.

Система преступлений
Соответственно пониманию преступления на Перне установлена и система преступлений. В здешней правовой системе выделяются три рода преступлений:

1. Преступления против личности (убийство, похищение, изнасилование). Наиболее известными эпизодами, описанными в каноне, являются: убийство Предводителя Ф'лона (431-й Оборот 8-го Интервала), похищение мастера Робинтона (20-й Оборот 9-го Прохождения).

Капитан полоснул Ф'лона по ребрам сквозь свободную рубаху. Всадник зашипел от удивления и боли и утратил остатки осторожности. Он схватил противника за руку с кинжалом, и начал тыкать своим клинком куда попало. Но капитан был сильнее и хладнокровнее.
Ф'лон привык драться по правилам и к тому же с противниками, которые не решились бы подвергнуть опасности жизнь всадника. А капитан твердо намеревался его убить и вдобавок оказался сведущ в уловках, которые, видимо, уже не раз помогали ему выйти победителем из драки. К тому же он был тяжелее. Капитан пнул всадника ногой. Толпа в один голос ахнула: «Так нечестно!» Всадник потерял равновесие и упал наземь. Капитан тут же навалился на лежачего и вонзил клинок ему под ребра.
Ф'лон дернулся — и умер.


И только Пьемур с запозданием обнаружил, что за столом вовсе не Робинтон, а незнакомец, одетый в похожее платье, причем мертвый. Он уже увидел, что Заир чуть жив — шкурка файра поблекла, он едва дышал. У Пьемура хватило здравого смысла не поднимать шум — он послал Фарли, велев ей созвать Джексома с Шаррой, Д'рама, Лайтола и Предводителей Бендена.
— Бедняга мертв уже давно, — проговорила Шарра, коснувшись холодной щеки трупа. — До чего жутко!
— Что, Робинтон заболел? — свистящим шепотом спросила подошедшая Лесса. — Но ведь это вовсе не Робинтон! — Облегчение на ее лице сменилось яростью. — Значит, его все-таки похитили! Прямо с ярмарки, средь бела дня!


2. Имущественные преступления (кража, разбой, грабеж). Безусловно, таких преступлений было довольно много, однако следует особо упомянуть набеги, которые совершала на холды и караваны банда Теллы. Их пик приходился на 11-й — 13-й Обороты 9-го Прохождения.

Множество повозок и груженых вьюками скакунов вскоре покинут Айген, и если все пойдет хорошо — а почему бы и не так? — не все они доберутся до своих холдов и мастерских. Она захватит все, в чем нуждается ее горный холд, а вина ляжет на эту бездомную шваль, что шарит жадными глазами по прилавкам торговцев. Достигнутые с тех пор успехи в десятках набегов на восточные холды принесли Телле глубокое удовлетворение. <…> Что касается Телгара, то здесь Телла грабила с особым удовольствием. Но не слишком часто — как и в других местах. <…>
Четыре Оборота назад ей удалось раздобыть копию манускрипта арфистов, в коем описывались жизнь и деяния лорда Фэкса из Плоскогорья. Воистину, то был человек, чья проницательность, жестокость и хватка вызывали восхищение! Жаль, что он так рано погиб, не исполнив предначертанного… Но кое-что он все же успел — хитростью и коварством захватил семь холдов! Телла несколько раз использовала разработанную им тактику, проникая внутрь поселений через окна, с вершин скал, на самом рассвете, когда ночное зрение стражей порога оказывалось бесполезным.


3. Должностные преступления. В отличие от предыдущих видов преступлений, которые одинаковы для всех обществ, на Перне сюда относятся неудачная подготовка Холда к Падениям Нитей, а также нарушение доверия, которое холдеры возлагают на своего лорда. Таким образом, единственным субъектом по данному виду преступлений являются владетели великих холдов. Описанный в каноне пример — пренебрежение своими обязанностями лордом Чокином в 249-й Оборот 1-го Интервала.

— Подождите минутку, — нахмурился Джемсон. — Я хотел бы получить неопровержимые доказательства его недееспособности как лорда холдера, а также его отказа сотрудничать в преддверии беды. Мне кажется, что низложение — крайняя мера.

При этом люди Чокина по его приказу совершили немало преступлений против личности: изнасилования, причинение тяжких телесных повреждений, убийства.

Когда Иантайн ступил на плотно утоптанный снег пограничного поста, его злорадство сменилось ужасом и омерзением. Экономными линиями он набросал «загон» — веревки, натянутые между деревьями, и группки дрожащих людей, которым приходилось стоять в жидкой грязи, поскольку сесть просто не было места. Он быстро набрасывал изможденные лица, замерзших людей, согнувшихся от холода пополам или сбившихся для тепла в кучу. Некоторые были раздеты почти догола, если не считать прикрывавших срам тряпок. Этих людей обступили кругом другие, пытаясь не дать им замерзнуть. Некоторые, с посиневшими или даже опасно побелевшими от холода ногами, босиком стояли на рваных тряпках или башмаках своих соседей. Дети плакали от голода и усталости или валялись бесчувственными комьями тряпья под ногами взрослых. Трое стариков уже умерли и совсем закоченели. Почти у всех лица окровавлены и разбиты.
Стражники, однако, были хорошо одеты, грелись у костров, на которых жарился отобранный у беженцев скот. Другие животные были стреножены или привязаны к ограде про запас. Весь скарб беженцев свалили кучу у стены сарая или в телеги, выстроившиеся чередой. <…>
Он добавил еще одну деталь — повешенный за ноги человек, которого использовали как мишень. Человека сняли сразу же, как только прибыли спасатели, — это они сделали первым делом делом.


Система наказаний
Система наказаний на Перне довольно проста. Основными целями наказания являются: 1. изоляция, исключение из общества преступника; 2. возмездие, преступнику отсекали тот орган, посредством которого он совершил преступные действия; 3. частично — устрашение (разумеется, не в той мере, как это было характерно для средневекового европейского права); 4. эксплуатация труда преступника.

На основе данных канона можно выделить следующие виды наказаний:

1. Изгнание из холда. Назначалось за убийство. При этом имя изгнанного преступника оглашалось с помощью барабанной связи, чтобы он не мог прибиться к другому холду. Особую опасность для изгоев представляли периоды Прохождений, когда они теряли надежное укрытие от Нитей. Поскольку изгнание — довольно серьезное наказание, то назначалось оно для рецидивистов.

В тот момент, когда череп противника треснул, ударившись о камни мостовой, Дашик протрезвел. Рухнув рядом на колени, он дрожащими пальцами пытался нащупать вену на шее мертвеца, пока не понял, что искать пульс бесполезно.
— Я не хотел этого! Клянусь, я не хотел! — запричитал Дашик, глядя на обступивших его кольцом людей; их лица были хмурыми и враждебными. Но не они ли пятью минутами раньше подстрекали его? Делали ставки, рассчитывая на его кулаки, и совали фляги с вином?
Управляющий лорда Отерела, который следил за порядком на этой Встрече, уже прокладывал дорогу через толпу.
— Он мертв?
Дашик встал, чувствуя горечь во рту, и склонил голову — все, что он мог сделать. Это случилось в третий раз, напомнил затуманенный вином мозг. В третий раз!
— Это в третий раз, Дашик, — эхом повторил управляющий, закатывая рукава; за его спиной стояли два охранника. — У тебя довольно оригинальная манера решать споры.
— Я слишком много выпил! — Дашик отчаянно пытался найти оправдание. Три убийства в ссорах — неважно, кто прав и кто виноват, — означали, что родной холд откажется от него; он потеряет дом, родных, работу. И вряд ли его примут где-нибудь еще с таким пятном. Он станет отверженным — человеком без холда, вечным бродягой! — Они… они довели меня! — выкрикнул Дашик, искренне желая переложить вину на зрителей, еще недавно подстрекавших его к побоищу. — Они меня заставили!


2. Телесные наказания. Из множества телесных наказаний, известных в земной практике, на Перне применяются два вида:
• Битье плетьми. Может быть использовано в качестве наказания за убийство, а также соучастие в совершении изнасилования. Это орудие наказания широко использовалось на Земле с древних времен. В частности, в древнем Риме, битье плетьми было специально рабским наказанием, но особое распространение плети получили в средние века.

Обычно плеть представляет собой несколько плетеных «хвостов» из кожи или другого материала, но при этом на ремнях могут быть сделаны узлы для причинения большего страдания наказываемому. Большую роль играет также подготовка ремней, их толщина, а также навыки того, кто осуществляет данное наказание.
Общее количество ударов определялось в зависимости от тяжести преступления, в каноне указывается наказание в сорок плетей за соучастие в изнасиловании.

Наказание плетьми у пуритан, XVII век


• Кастрация. Используется как наказание за изнасилование. Подобного рода наказания на Земле использовались с древних времен. Так, уже в Египте и Риме кастрацию осуществляли как публичный акт правосудия за изнасилование и тому подобные преступления.

Уже в Риме для этой процедуры были изобретен специальный зажим, позволяющий осуществлять кастрацию более безопасно. Техника кастрации в Древнем Риме состояла в том, что половой член помещали в кольцо, сжимали рычаги, зубцы захватывали кожу, соединявшую мошонку с телом. После этого мошонку отрезали.

Римские зажимы для кастрации (II—III вв.н.э), т.н. castrator. Рычаги соединялись гайкой.


О том, использовались на Перне специальные инструменты, подобные приведенным здесь, или же довольствовались обычными хирургическими инструментами, ничего неизвестно.

Трех насильников признали виновными, еще троих — сообщниками, поскольку они помогали держать несчастных жертв. Карой за изнасилование беременных назначили оскопление, которое должно было быть проведено немедленно. Остальных приговорили к сорока плетям. Это наказание должны были осуществить крепкие горняки Телгара.<…>
[Насильники]… были слишком ошеломлены, чтобы сопротивляться, когда их вели в лазарет, где должны были привести приговор в исполнение. Приговоренных к порке вывели через другой вход, многие зрители последовали за ними, чтобы посмотреть на телесное наказание.
Когда и с этим было покончено, наказанных уложили на койки, чтобы обработать их раны, остальные вернулись в нижние пещеры.



Кастрация. Средневековая миниатюра

Как видим, на Перне нет специалистов-палачей: наказание плетьми осуществляют горняки, а кастрацию, по всей видимости, — целители. В более поздний период наказание могли осуществлять стражники.

3. Ссылка на острова применялась в качестве меры наказания за похищение и убийство, а также за пренебрежение лордом выполнением своих обязанностей при подготовке к Прохождению (предварительно он должен быть низложен, но процедура низложения относится к административному, а не уголовному праву, так что здесь она не рассматривается).

— Наш Конклав счел, что Сигомал и Бергамон недостойны сохранять свое звание и управлять холдами, ибо навлекли на себя позор. Во-первых, тем, что замышляли преступные действия и осуществляли их в чужом холде, а также в общественном владении, коим является Посадочная площадка. И, во-вторых, тем, что похитили человека против его воли с целью вымогательства, направленного в ущерб интересам всей планеты. <…> Гомалси вместе с отцом приговаривается к ссылке за участие в нападении на Айваса, за участие в похищении и за то, что он, не обладая должным умением, объявил себя капитаном морского судна, чем нанес оскорбление Цеху мореходов. В качестве места ссылки предлагаем один из островов Восточного архипелага.
<…>
— Мастер Норист также лишается звания, как и остальные члены цеха, принимавшие участие в заговоре, — объявил Идаролан. — Все они должны отправиться в изгнание в то же место, где обретут общество себе подобных. <…>
Лайтол кивнул Джексому, в чьи обязанности входило объявить приговор другим преступникам. Джексому еще никогда не приходилось осуждать человека на вечную ссылку, но он постарался снова вызвать в себе ту ярость, которую испытал во время бешеной погони за похитителями мастера Робинтона.
— Ссылка! — провозгласил он. Большинство обвиняемых смирилось со своей участью, только двое самых молодых впали в такое отчаяние, что Джексом добавил: — Ваши близкие могут последовать в изгнание вместе с вами, если пожелают.


— Чокин смещен за то, что не подготовил холд к Прохождению, за превышение власти лорда холдера и за лишение своих подданных прав, дарованных им Хартией, — громко сказал Поулин, стоя с обнаженным мечом в руке. — Если вы не хотите последовать за ним в ссылку — сложите оружие.

4. Каторжные работы на рудниках. У Маккефри про них говорится довольно скупо: можно встретить лишь короткие упоминания о том, что помимо специалистов-горняков, на рудниках трудятся еще те, кто серьезно провинился перед обществом. Можно предположить, что туда отправляют разбойников и грабителей. Туда же направили тех, кто участвовал в нападении на Айваса.

Существовало множество мнений как относительно числа захваченных бандитов, так и о постигшем их наказании. Говорили, что лорд Ларад сослал всех в шахты — вполне разумное предположение, если учесть, что кузнечная мастерская Телгара постоянно нуждалась в железе и других металлах.

Поскольку ни один не пожелал открыть, кто их нанял для расправы над Айвасом, у триумвирата распорядителей не осталось иного выхода, как отправить всех на подземные рудники Крома, где работали неисправимые преступники.

5. Смертная казнь. В книжной части канона нет упоминаний о том, что данный вид наказания применяется на практике, хотя он известен как во времена Первого Интервала, так и в Девятое Прохождение.

Извечный враг Перна — Нити могут применяться в качестве палача, который даст стопроцентную гарантию смерти осужденного. Человек, оставшийся без укрытия и лишенный возможности передвигаться, будет заживо съеден Нитями. Это – уникальный способ казни, возможный только в условиях Перна. Представляется, что тот ужас, который внушают перинитам Нити, служит достаточным устрашающим фактором для того, чтобы по минимуму применять этот вид наказания.

— Повезло им, что сейчас не Падение,— сказала Зулайя Ирене, леди Тэа и К'вину. — Иначе их просто-напросто выставили бы связанными под Нити.
Тэа невольно содрогнулась.


— А, так вот почему тебя изгнали, — произнесла Телла, намекая, что вспомнила не только имя. — Думаю, я все же смогу принять тебя, Дашик, — она выпустила его руку. — Но если ты снова вздумаешь бунтовать, то будешь прикован к скале снаружи холда во время Падение.

В компьютерной игре «DragonRiders: Chronicles of Pern», сделанной по мотивам книг Энн Маккефри и при ее непосредственном участии, эта тема раскрыта более полно. Рос, один из героев игры, составил заговор, из-за которого погибли Госпожа Вейра, командир Крыла, его помощник и множество других людей, а также едва не было отравлено королевское яйцо. За все эти преступления в совокупности Роса отвезли на Южный континент, в один из пустынных регионов, и оставили там, прикованным к земле, на пути надвигающегося Падения. Дождь из серебристых Нитей — последнее, что увидел Рос в своей жизни.

Судебный процесс
Осуществление правосудия на Перне осуществляется по цеховому или же территориальному принципу, что сближает его со средневековым городским правом Европы. Если пострадавший и преступник относятся к одному цеху, то решать дело будет Главный мастер данного цеха или же, если возникает такая необходимость — Конклав (Совет) старших мастеров цеха. Если преступление совершено в Вейре, то правосудие осуществляется Предводителем Вейра. Соответственно, лорд обладает всеми судебными правами на подвластной ему территории холда, включая своих подданных и тех, кто находится здесь лишь временно.

При этом судебное заседание как таковое может и не проводиться вовсе: решение принимается немедленно на месте обнаружения преступления или преступника.

— Суда еще не было! — возразил Фэкс.
— С каких это пор ты решил восстановить суды? — угрожающе спросил Тарафел, взявшись за рукоять кинжала. — Я — лорд этого холда. Убийство произошло в моих землях, на моей Встрече. И я объявляю, что твой человек виновен в том, что напал первым — сперва на моего сына, затем на мастера-арфиста и, наконец, самое вопиющее — на предводителя Бенден-Вейра. Последнее нападение завершилось убийством. За второе и третье нападение он, безусловно, достоин изгнания.


Внеочередные заседания Конклавов лордов-правителей и Главных мастеров были назначены на следующий же вечер. Членам обоих собраний предстояло вместе выслушать обвинения в адрес преступников, но приговор каждая группа должна была вынести самостоятельно, опираясь на собственные понятия о правосудии.
— В Летописях Перна нечасто встретишь упоминания о подобных заседаниях, — проговорил Лайтол, пытавшийся найти какой-нибудь похожий прецедент в восстановленных архивах Руата.
— В них редко возникала необходимость, — фыркнул лорд Грох. — В общем и в целом, холды, цеха и Вейры умудрялись без лишнего шума сами управляться со своими людьми. Каждый знал свои права, обязанности и привилегии и поступал сообразно с ними.


В экстренных случаях, затрагивающих большое количество людей, принадлежащих к разным общественным слоям (и имеющих большой «общественный резонанс»), могли проводиться заседания «Большого суда».

Известны такие суды, проводимые в Вейрах Телгар и Бенден (дела о насилии и убийствах людей, находящихся на службе лорда Чокина, 249-й Оборот 1-го Интервала). Еще один «Большой суд» проводился в Холде Руат (дело о похищении Робинтона (20-й Оборот 9-го Прохождения).

— Стражники у нас. Как только женщины достаточно оправятся, чтобы дать показания, мы проведем суд прямо здесь. М'шалл хочет допросить убийц, которых они держат в Бендене.
— Значит, два дела?
— Да. Одно — по изнасилованию, второе — по убийству. Не слишком то привычное нам зимнее времяпрепровождение, не так ли? — усмехнулась Зулайя.
— Телгар холд с нами? — спросил К'вин, поскольку на таких процессах должны были присутствовать представители других холдов. Его изумляло, насколько детально проработана Хартия. Его собственные воспоминания были весьма расплывчаты. В этом конкретном случае они имели дело с наемным работником другого холда по делу, имевшему место в другом холде, но не в Телгар Вейре и не на территории, юридически подвластной Телгар холду. — Ведь эти люди — битранцы. Разве мы можем их судить?
— Мы вправе это сделать, — твердо ответила Зулайя. — Правосудие должно осуществляться везде, тем более что обстоятельства это позволяют. Поскольку жертвы находятся в этом Вейре, как и преступники, мы имеем право провести суд здесь. Однако мы должны пригласить представителей других холдов и Вейров, чтобы те проследили за правильностью осуществления правосудия.


В качестве доказательств суды могли использовать показания жертв и свидетелей, вещественные доказательства, а также собственное признание обвиняемых.

— Ну, можете сказать, что я был пристрастен, — мрачно усмехнулся М'шалл. — Я нашел тех, кто замешан в убийствах, и провел очные ставки с очевидцами, лишившимися своих родных.

— Лорд Джексом, — поднимаясь с места, заговорил мастер Олдайв, — коллеги только что передали мне заключение, касающееся причины смерти неизвестного.
— Слушаем тебя, мастер Олдайв. — Есть достаточно оснований утверждать: смерть произошла от сердечного приступа. На теле нет никаких ран или прочих повреждений. Однако губы и ногти трупа посинели, а это часто свидетельствует о сердечной недостаточности. — Олдайв откашлялся. — В желудке обнаружена большая доза сонного зелья, которое, скорее всего, и послужило причиной остановки сердца.
— Вышеназванные обстоятельства позволяют предположить, что человек умер от несчастного случая, а не по злому умыслу обвиняемых, так что обвинение в убийстве снимается.


Иантайна усадили на Чаранта позади предводителя.
— Зафиксируй на бумаге все, что сможешь, Иантайн. Хочу припереть Чокина к стенке конкретными свидетельствами.


В конце 1-го Интервала решение о виновности обвиняемых принималось жюри из двенадцати присяжных заседателей, выбранных по жребию из тех, кто пришел посмотреть на суд, а в качестве судей действовали лорды трех Холдов.

Решение о виновности обвиняемых в середине 9-го Прохождения было принято Конклавами лордов и главных мастеров, заседавших самостоятельно. Они же определили и наказание для тех, кто был признан виновными.

При этом необходимо еще раз отметить, что оба рассматриваемых случая являются исключительным явлением в организации судопроизводства на Перне.
Приговор, вынесенный таким судом, считается окончательным и подлежит немедленному исполнению.

В целом, уголовное право и процесс на Перне хоть и имеют много сходных черт со средневековыми европейскими аналогами, но являются более гуманными, уважающими человеческое достоинство. Здесь нет большого количества членовредительных и болезненных наказаний, крайне редко используется смертная казнь. Несомненно, это связано с главным источником права — Хартией, которую приняли первые колонисты. Все последующие поколения перинитов смогли сохранить память о ней, даже в тяжелые времена захватов Фэкса, когда реальная защита прав людей была фактически невозможна.

@темы: люди, базы данных, Перн